WWP Capital «Основной подвох»

Уважаемые коллеги, регулярно приходится ссылаться на значительные отличия современных ФП простейших схем начала 20 века (ФП Понцы). Которыми мы все любовались в середине 90-х. (В наших списках их более 300). Современные схемы ФП не только на порядок сложнее и изящнее. Использование многоуровневых ФП с элементами МЛМ бонусов и опционов позволяет маскировать мошенничество фиктивной продажей товаров и услуг. Благодаря коллеге Белла Кесельман (Bella Keselman) смог получить подробное описание конкретной ФП WWP Capital от Охотника за ФП (Piramid Hunters). Но, главное тщательный расчёт. От генезиса до неизбежного скама. Каждый может самостоятельно эти расчёты показателей проверить. Отличная работа по финансовому ликбезу! Настоятельно рекомендую.

Интерфакс «ВС РФ подтвердил запрет на неограниченные проценты в микрокредитовании»

https://www.interfax.ru/russia/616866

ВС РФ подтвердил запрет на неограниченные проценты в микрокредитовании

Суд рассмотрел дела, в которых суммы взысканных процентов составили 1738% и 3678% от суммы выданного кредита

ВС РФ подтвердил запрет на неограниченные проценты в микрокредитовании
Москва. 13 июня. INTERFAX.RU — Верховный суд (ВС) РФ отменил два апелляционных определения по спорам между микрофинансовой организацией и двумя ее клиентами, где суммы взысканных процентов составили 1738% и 3678% от суммы выданного кредита соответственно. Повышенные проценты могут взиматься только до истечения срока, на который предоставляется заем, следует из кассационного определения.

В обоих случаях заемщики — Александр Ярушкин и Анна Пунда — взяли в ООО «Экспрессденьги» 10 тыс. рублей на пару недель под 2% в день. Заключенные ими договоры устанавливали, что общая сумма займа и процентов составляет 12,8 тыс. рублей, но было в них и дополнительное условие на случай невыполнения обязательств заемщиком: уплата процентов в размере 4% за каждый день просрочки.

Деньги заемщики не вернули, а когда «Экспрессденьги» обратились в суды, то положение договоров о процентах позволило микрофинансовой организации (МФО) взыскать суммы, более чем на порядок превышающие основной долг. При этом апелляционная инстанция — Ростовский облсуд — истолковала договоры и пришла к выводу, что в положение о повышенных процентах за просрочку заложены собственно проценты по займу (2% за каждый день пользования им) и неустойка (2% за каждый день просрочки). С учетом этого с Ярушкина взыскали 208 тыс. 404 рублей, в том числе 176 тыс. 600 рублей процентов за 869 дней и 25 тыс. рублей сниженной по воле суда неустойки, а в деле Пунды — 368 тыс. 800 рублей (в том числе проценты за 1839 дней и аналогично уменьшенную неустойку).

После этого заемщики обратились в ВС РФ, и его судебная коллегия по гражданским делам сочла, что только принципом свободы договора в сочетании с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений, которое должны были проявить заемщики, в подобных спорах руководствоваться нельзя.

«[Суд обязан] оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости, с учетом того, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой стороны, они должны учитывать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены в связи с неисполнением обязательства», — говорится в кассационном определении, опубликованном в воскресенье. Это требование к судам, по мнению ВС РФ, имеет особое значение, когда возникший спор связан с деятельностью микрофинансовых организаций, которые должны предоставлять под повышенные проценты займы на небольшие суммы и на короткий срок.

Если же МФО устанавливают сверхвысокие проценты за длительный срок пользования микрозаймом, выданным на короткий срок, то это приводит «к искажению цели деятельности микрофинансовых организаций», говорится в определении. С учетом этих выводов ВС РФ указал, что подход апелляционной инстанции, который она продемонстрировала в деле Ярушкина и Пунды, «противоречит существу законодательного регулирования» в сфере микрокредитования. «Фактически [он] свидетельствует о бессрочном характере обязательств заемщика, вытекающих из такого договора, а также об отсутствии каких-либо ограничений размера процентов за пользование микрозаймом», — повторил ВС РФ аргументацию из определения по делу ООО «МФО «Управляющая компания «Деньги сразу Юг».

Правильным, по мнению кассационной инстанции, является иной подход: повышенные проценты должны взиматься только до истечения срока, на который предоставляется заем; в деле Ярушкина и Пунды — это 14 дней. Этот вывод предстоит учесть суду апелляционной инстанции. Дело отправлено на пересмотр.

Центр защиты вкладчиков и инвесторов «ПОСОБНИКОВ СТАВЯТ НА УЧЕТ»

https://www.zvi2015.ru/news/2373

 

Уже в сентябре в России может появиться новый черный список банковских клиентов, теперь уже дропперов. Это граждане и компании, на чьи счета выводятся средства, похищенные хакерами из банков.

 

ЦБ опубликовал проект указания, которое устанавливает порядок информирования банками регулятора о несанкционированных переводах со счетов их клиентов. Документ принят во исполнение закона 167-ФЗ, направленного на защиту средств клиентов банков от хищений. Закон вступит в силу 26 сентября. Он дает банкам право на два дня приостанавливать операции, если есть подозрения, что средства выводятся без ведома клиента. Кроме того, закон наделяет ЦБ полномочиями вести базу дропперов, то есть компаний и физических лиц, на счета которых выводились денежные средства клиентов (или были попытки вывода) в рамках несанкционированных операций. ЦБ же, в свою очередь, будет доводить эту информацию до кредитных организаций. Как именно — описано в проекте.

 

Согласно документу, банк, выявивший несанкционированную операцию, должен будет передать в ЦБ номер карты, электронного кошелька, мобильного телефона или счета получателя средств. Затем ЦБ запрашивает у банка получателя информацию, позволяющую идентифицировать получателя,— данные паспорта и СНИЛС. Информацию о лицах, на счета которых были попытки вывода (вывод) денежных средств, ЦБ обобщает и доводит до всех кредитных организаций. Банки, которые выявят среди своих клиентов потенциальных дропперов, должны установить им ограничение на перевод денежных средств и на снятие наличных.

 

Таким образом, по замыслу ЦБ, банки смогут минимизировать риски несанкционированного вывода средств. Идея хорошая, но без должной проработки может привести к появлению нового черного списка банковских клиентов без права на реабилитацию, предостерегают эксперты.

 

При этом нельзя исключить попадание в описанную базу добросовестных клиентов банков. «Например, злоумышленники порой просят знакомых получить для них на свою карту деньги, при этом реальный получатель может и не подозревать, что они были похищены»,— рассказывает специалист по информационной безопасности банка топ-50. По словам начальника управления информационной безопасности Златкомбанка Александра Виноградова, хакеры могут выводить средства сначала на счет взломанной крупной компании с большими оборотами, а уже потом раскидывать по множеству счетов и обналичивать, и так нередко происходит.

 

Кроме того, эксперты не исключают, что черный список дропперов может стать способом нечистоплотной конкурентной борьбы — умышленно кинул на счет деньги, тут же сообщил о взломе, сумма вернулась на счет, а компании или гражданину банки фактически заблокировали счета и не дают открыть новые. Могут быть, наконец, и элементарные технические ошибки.

 

Клиент банка, попавший в базу дропперов, может и не догадываться о своем «особом» статусе — ни закон, ни проект указания не обязывают банки раскрывать эту информацию. «Банк может на запрос клиента не сообщить о списке, назвав отключение ДБО или же запрет на снятие наличных мерами, принимаемыми в рамках антиотмывочного законодательства»,— отмечает зампред правления «Ренессанс Кредита» Сергей Королев. Способы покинуть список тоже нигде не описаны. «Если не предусмотреть механизма реабилитации, как и обязанность информирования банковских клиентов о внесении их в базу дропперов, может повториться история с черным списком отказников по 115-ФЗ, куда попало много добросовестных клиентов»,— подчеркивает глава АБ «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго.

 

Впрочем, в ЦБ проблемы не видят. «В целях обеспечения защиты информации при осуществлении переводов денежных средств Банк России осуществляет формирование и ведение базы данных о случаях и попытках осуществления переводов денежных средств без согласия клиента,— сообщили в пресс-службе регулятора.— Порядок формирования и ведения, в том числе обработки, хранения, применения в указанной базе данных информации, будет определен внутренним распорядительным актом Банка России». В ЦБ уверяют, что порядок занесения в базу получателей переводов денежных средств без согласия клиента-плательщика будет определен так, чтобы «максимально снизить риски ошибочного занесения в базу такого клиента».

Источник: «КОММЕРСАНТЪ»

Банки.ru «Кредитная кабала: россияне загоняют себя в личный дефолт?»

http://www.banki.ru/news/daytheme/?id=10602871

banki.ru

Наши сограждане бьют рекорды заимствования денег при отсутствии роста доходов

Кредитная кабала: россияне загоняют себя в личный дефолт?

Кредитка на бедность — тренд сезона?

Фото: kues/Depositphotos.com

Россияне берут взаймы все большие суммы на все более длительный срок. Почему банки готовы давать в долг все больше необеспеченных кредитов и не накроет ли страну новая волна закредитованности? 

Кредит на дефолтный кредит

Во II квартале 2018 года по всем некарточным банковским продуктам наблюдается заметный рост средней суммы и среднего срока кредита. Об этом сообщается в исследовании БКИ Equifax.

За год средняя сумма потребительского кредита увеличилась со 130 тыс. (II квартал 2017 года) более чем на треть, до 180 тыс. рублей. Средняя сумма ипотечного кредита составляет 2,2 млн рублей, увеличившись за год на 200 тыс. рублей. Средний лимит по кредиткам остался без изменения на уровне 55 тыс. рублей. В исследовании также указывается, что средний срок потребительского кредита увеличился до 27 месяцев с 24 месяцев годом ранее.

Распределение клиентов по числу активных банковских кредитов остается стабильным. У большинства — 58,2% — имеется по одному кредиту, 28,3% заемщиков имеют по два кредита, 10,4% — по три.

В исследовании отмечается тревожная тенденция. «Несмотря на наличие у клиентов дефолтного кредита, финансовые организации продолжают выдавать им новые кредиты: займы МФО, кредитные карты, потребительские кредиты. У клиента на момент получения нового кредита есть действующий кредит с длительностью просроченной задолженности 90 дней и более). В 2018 году большая часть подобных выдач приходится на микрофинансовые организации», — говорится в исследовании. Одновременно во II квартале продолжился рост количественной доли МФО-займов и достиг 10,6%.

Запасаем займы впрок

При прочих равных по символическим кредитным суммам банки предлагают более высокие ставки. Поэтому, не ожидая роста личного благосостояния, заемщики предпочитают запасаться впрок. Благо само по себе потребительское кредитование характеризуется сейчас повышенным предложением на фоне того, что розница за последний год снова стала полновесным драйвером для банкиров, считает директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Владимир Тетерин.

По его мнению, это также способствует смягчению условий кредитования в целом и росту среднего чека в частности.

В Сбербанке подчеркнули, что заметное снижение ставок и новый подход к ценообразованию, предусматривающий зависимость ставки от суммы кредита, являются весомыми причинами увеличения среднего размера кредита. Учитывая повышение уровня доступности кредитов, клиенты охотнее решаются на дорогие покупки, чем в период более высоких ставок.

Исполняющий обязанности генерального директора Объединенного кредитного бюро Николай Мясников отмечает, что рост потребительского кредитования происходит за счет сегмента кредитов наличными на суммы более 100 тыс. рублей, где средний чек составляет примерно 330 тыс. рублей.

«Это связано с ростом потребительской активности населения и снижением ставок. Банки охотно кредитуют более надежных заемщиков на крупные суммы, при этом низкодоходный сегмент необеспеченных кредитов до 100 тысяч рублей, напротив, показывает отрицательную динамику», — указывает эксперт.

В банке «Русский Стандарт» подтвердили, что также видят тренд на увеличение средней суммы потребительского кредита.

«Такой рост во многом обусловлен появлением нового поколения заемщиков: финансово подкованных и грамотно управляющих своими средствами. Такие заемщики более ответственно подходят к распределению бюджета. Они менее склонны к совершению «импульсивных» покупок: на смену спонтанным приходят заранее спланированные приобретения на более крупные суммы», — рассказали в пресс-службе кредитной организации.

В банке «Восточный», напротив, считают, что ключевым фактором роста средней суммы стало развитие кредитования с залогом недвижимости. Такие кредиты традиционно имеют не только более крупные суммы, но и сниженные процентные ставки. И разница всегда существенная. Если убрать из расчета такие кредиты и рассматривать классическое потребительское кредитование без залога, то в «Восточном» средняя сумма кредита выросла всего на 13%.

В Альфа-Банке заметили активный интерес населения к рефинансированию своих текущих обязательств. «С каждым годом заемщики становятся все более финансово грамотными и понимают, как сократить свои затраты на обслуживание кредитов. Средняя сумма потребительских кредитов в Альфа-Банке — около 400—450 тысяч рублей, кредитов на рефинансирование — 600—700 тысяч рублей», — комментирует руководитель проектов по направлению «Кредиты наличными» Альфа-Банка Ренат Шафиев.

«Можно говорить о реализации отложенного спроса»

Важным фактором является также увеличение средней суммы дохода заемщика. Так, по данным банка «Русский Стандарт», если ранее он был равен 51,5 тыс. рублей, то сегодня увеличился до 55—57 тыс. рублей.

Величина среднего займа действительно растет, причем это касается не только потребкредитов, отмечает заместитель председателя правления Локо-Банка Андрей Люшин.

«Судя по всему, население чувствует себя более уверенно, особенно после того, как попытка новой девальвации рубля, которая произошла весной, фактически завершилась закреплением курса в новом диапазоне и не повлияла на разгон инфляции. К тому же ставка ЦБ остановила снижение, и теперь нет нужды выжидать, откладывая покупку, надеясь на быстрое и сильное снижение стоимости кредита. Так что можно говорить о реализации отложенного спроса на фоне улучшения потребительских настроений и роста реальных зарплат», — говорит он.

Население чувствует себя более уверенно, особенно после того, как попытка новой девальвации рубля, которая произошла весной, фактически завершилась закреплением курса в новом диапазоне.

«Хороших заемщиков на всех не хватит»

Тот факт, что закредитованность россиян продолжает расти, не должен вызывать беспокойства сам по себе, считают эксперты.

В Сбербанке нынешний уровень закредитованности населения считают приемлемым и на текущий момент не наблюдают проблем.

«Свои требования к заемщикам банки не снижают. Во многом из-за политики регулятора, направленной на сдерживание кредитования высокорисковых заемщиков. В частности, с сентября Банк России повысит коэффициенты риска по необеспеченным кредитам. Если смотреть на уровень одобрения заявок, то за шесть месяцев 2018 года он составил 46%, тогда как год назад был на уровне 42%. Средняя закредитованность россиян будет расти, что обусловлено как раз ростом средних сумм кредитов. Но сам по себе этот фактор не должен вызывать беспокойства, если экономическая ситуация будет стабильной, а банки сохранят консервативный подход к оценке рискового профиля заемщиков», — говорит Николай Мясников.

Андрей Люшин не разделяет подобного оптимизма: «Мы проявляем осторожность в оценках этой динамики, поскольку реальные доходы растут гораздо медленнее, много сигналов в экономике, в том числе величина среднего чека, указывают на наличие большого числа ограничителей спроса. Так что рост спроса на кредиты без роста доходов и снижения ставок может даже на среднесрочном горизонте привести к росту нагрузки на бюджеты домохозяйств по статье на обслуживание долга», — полагает банкир.

При этом риски роста закредитованности населения, безусловно, остаются, поскольку вместе с двузначными темпами роста кредита населению не наблюдается устойчивого увеличения располагаемых доходов заемщиков. Владимир Тетерин из «Эксперт РА» подчеркивает, что для банков важно ориентироваться на социальные группы, наименее подверженные стагнации в экономике. Но надо понимать, что таких хороших заемщиков на всех точно не хватит.

Анна ПОНОМАРЕВА, Наталья СТРЕЛЬЦОВА, Banki.ru

Телеканал Россия 1, фильм «Пирамида» от Аркадия Мамонтова

Долгожданный. ДокФильм на федканале.

Проблемы стремительного, как пожар. распространения Кэшбери, обсуждаются экспертами и блогерами-«охотниками за ФП» уже второй год. Но признаки ФП у К-Б спрятаны за сетевым характером участия. Т.е. признаки -латентны. И трудно доказуемы. Ссылки:
1.»О фильме на сайте http://stoppiramida.ru/news/1581/»
2. участники К-Б https://vk.com/wall348688058_4325
3. «Охотники за ФП». https://mmgp.ru/showthread.php?t=493692&page=217
4. Быстрый старт http://cashbery-system.ru/page1…
5. ФОГФ 180628. http://stoppiramida.ru/news/1562/ ОЧАРОВАННЫЕ РАЗВОДКОЙ. КОМУ МЫ ДОВЕРЯЕМ ДЕНЬГИ?
6. Анализ по признакам ФП. ООО «ЗАЩИТА ФИНАНСОВ»
https://zachestnyibiznes.ru/…/1159102080610_9102178832_OOO-…
7. в рубрике «Под прищуром» про «Кэшбери» https://journal.tinkoff.ru/wtf/cashberry/.

КАК БИЗНЕС МОЛОДОСТЬ РАЗВОДИТ ЛЮДЕЙ (Видео)

БМ- это люди которые не раскрывают предмет, а просто давят на мотивацию и самооценку. И вместо знаний- призывают не понимая действовать. Так как объяснить, что именно нужно знать и понимать они сами не знают. Поэтому действовать — это их единственная мантра. И ещё мотивация, которой можно набраться и бесплатно без посещений этих идиотских курсов. Это как сетевой маркетинг — просто социальная замануха в которой на тебе зарабатывают обещая, что ты научишься продавая их товар станешь «бизнесменом». Учить бизнесу не легко, но для этого нужно знать теорию и предмет, а не зарабатывать «чуть больше» чем те, кого разводят на этих курсах. Там не дают ни представления о предмете бизнеса ни о структуре. А просто болтают о всякой прикладной чуши — вроде продаж, организации рекламы и маркетинга, найме персонала. Всё, что там говорят, это менеджерские прикладные функции.

Радио 1 «Как бороться с чёрными кредиторами?»

http://radio1.news/article/kak-borotsya-s-chyornymi-kreditorami-21029

В студии председатель совета Общероссийской общественной организации «Финпотребсоюз», доктор экономических наук Игорь Костиков и эксперт по кредитным продуктам портала «Банки.Ру» Екатерина Марцукова.

Центр защиты вкладчиков и инвесторов «ПОЧЕМУ РОССИЯНЕ НЕ УМЕЮТ БРАТЬ КРЕДИТЫ: ИЛЛЮЗИИ БОГАТОЙ ЖИЗНИ»

https://www.zvi2015.ru/news/2352

 

Отношение к деньгам на просторах нашей родины всегда отличалось от западной модели. Загнанные в узкий коридор недостаточных для жизни доходов, советские люди «перехватывали до получки» у друзей и соседей, в кассах взаимопомощи, относили в комиссионку привезенное из зарубежных поездок. Свободных денег у большинства граждан СССР не было.

В постсоветский период, когда сформировался платежеспособный средний класс (самых состоятельных граждан оставим за скобками), появились и свободные деньги — то, что остается от доходов после трат на самое необходимое: продукты питания, лечение, учебу, оплату жилья… Но распоряжались россияне этими деньгами иначе, чем жители развитых стран Запада.

Очевидно, сказывался многолетний печальный опыт денежных взаимоотношений с государством: экс-советские граждане давно перестали верить в возможность сберечь свои кровные от прямых и завуалированных конфискаций, поэтому свободные деньги, если таковые вдруг заводились, тратили практически без остатка. Этому поспособствовали и новые реалии посткоммунистической эры — возможность путешествовать по миру и покупать ранее недоступные товары. Однако в последнее время эта парадигма финансового поведения россиян стала меняться.

В июне этого года, как сообщал «Ромир», разница между доходами и тратами на необходимые товары и услуги составила в среднем 29 700 рублей — на 23,2% больше, чем в мае. Некоторые чиновники поспешили бравурно возвестить, что у россиян стало больше свободных денег благодаря росту их доходов. Однако с ними не согласны независимые авторитетные эксперты, которые считают, что люди просто стали экономить. Согласно этим экспертным оценкам, население вынуждено переключаться на сберегательную модель поведения под давлением инфляции и слабеющего рубля.

Официальная российская статистика сообщает, что расходы населения растут быстрее доходов. Кто-то из чиновников предлагает «объяснения от противного»: мол, дело не в нехватке средств, а в растущих потребностях граждан. В этой благостной версии есть, наверное, некоторая доля правды, но ее перевешивает другая правда: людям не хватает денег на жизнь. И, поскольку теперь можно не «стрелять» трешки и пятерки у соседей, а пойти в банк и попросить кредит, граждане именно это и делают. За первые пять месяцев текущего года объем потребительского кредитования увеличился на 7,1%, а с ним выросла и задолженность населения перед кредитно-финансовыми организациями.

Эксперты Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) констатируют, что стабильность уровня жизни в России — это иллюзия, которая создается за счет опасно быстрого роста закредитованности населения. В июле, указывают авторы исследования, задолженность населения РФ перед банками составила 23,9% от их доходов, или 13,5 трлн рублей в абсолютных числах. Закредитованность была больше только в 2013 году (когда, заметим, цена на нефть доходила до $140 за баррель, а курс доллара был около 32 рублей — вдвое меньше, чем сейчас). Рекорда со знаком «минус» в этом году достиг и другой показатель — удельный вес тех, кто отчисляет деньги на сбережение: такие люди составляют лишь 6% населения РФ (минимальная цифра с начала ХХI века).

Однако, может быть, все эти факторы только кажутся негативными? Ведь если сравнить поведение российских потребителей с тем, как ведут себя самые большие потребители в мире — американцы (частное потребление дает более 2/3 ВВП Соединенных Штатов), то обнаружится немалое сходство. Жители США тоже плохо сберегают деньги, в сравнении с другими развитыми странами: 65% населения, по данным Bankrate.com, откладывают менее 10% своего дохода, в том числе 19% не откладывают вообще ни цента, а 21% — менее 5% дохода.

Задолженность американских семей (о долгах правительства говорить не будем) в конце первого полугодия 2018-го составила астрономическую сумму $15,7 трлн — это на $1 трлн больше, чем было 10 лет назад, в самый разгар мирового финансового кризиса. Закредитованность американцев ежегодно увеличивается в среднем на 3,4%.

За последнее десятилетие их долги по кредитным картам, студенческим займам и автомобильным кредитам выросли на 45%. Но эти долги — еще пустяки по сравнению с долгами по ипотеке (большинство американцев живет в собственных домах, чаще всего купленных с помощью ипотечных займов — моргиджей). Невыплаченные моргиджи в сумме равны 68% располагаемого дохода жителей США (то есть чистого дохода после уплаты налогов, взносов в систему страхования и прочих вычетов). Правда, десятилетие назад, в 2008-м, невыплаченный баланс по моргиджам составлял аж 98% располагаемого дохода, но это уже — уникально-ненормальный кризисный показатель…

Америку в России не ругает только ленивый. Но живут россияне все более по-американски: образование становится платным и быстро дорожает, медицина — то же самое, постепенно сводятся к минимуму трудовые права (еще немного — и будет как в Штатах: полный произвол работодателя), финансовое жульничество фактически не пресекается государством, инспекции и прочий контроль за бизнесом чаще всего — проформа… Экономика «роз» (распил, откат, занос), всяческое разводилово и обувалово — это не российские изобретения, не надо себе льстить. Все это было поставлено на рельсы в Америке задолго до того, как на развалинах Советского Союза появились первые вышедшие из подполья жулики, быстро наладившие симбиоз с новой властью.

…От структуры расходов россиян до этих более глобальных обобщений чуть-чуть далековато, но дорожка прямая и связь непосредственная. Общее проявляется в частном.

Источник: «МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ»

Банки.ru «​Совкомбанк улучшил условия по потребительскому кредиту»

Совкомбанк снизил на 3,1 процентного пункта ставку по потребительскому кредиту. Оформить ссуду в размере 100 тыс. рублей на срок 12 месяцев теперь предлагается по ставке от 8,9% до 13,9% годовых.

Минимальная ставка по предложению действует при целевом использовании более 80% от полученной суммы, максимальная — менее 80%. Личное страхование оформляется по желанию заемщика и не влияет на размер процентной ставки. Комиссия за рассмотрение, обслуживание или выдачу кредита отсутствует.

«Для оформления ссуды заемщику потребуется предоставить паспорт и второй документ на выбор (список опубликован на сайте), а также справку по форме 2-НДФЛ (подтверждение дохода не требуется клиентам, относящимся к категориям «Пенсионеры» и «Работающие пенсионеры»)», — комментирует эксперт по кредитным продуктам Банки.ру Екатерина Баклыкова.

Финам ФМ » Анна Зеленцова: «Финансовые организации недоговаривают клиентам важную информацию»

Анна Зеленцова: «Финансовые организации недоговаривают клиентам важную информацию»

По каким критериям оцениваются результаты проекта Минфина по повышению финансовой грамотности населения, как заинтересовать россиян вопросами финансового благополучия и надо ли обучать сотрудников банков – об этом портал Finversia.ru поинтересовался у Анны Зеленцовой, стратегического координатора проекта Минфина «Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования в Российской Федерации».

— Как заинтересовать взрослое население темой финансов? С детьми понятно – они всегда рады что-то познавать в игровой форме. Взрослые, даже когда видят проблему, они то ли ленятся приступать к её решению, то ли боятся…

— Абсолютно согласна, это непростая задача. Что советуют делать международные эксперты, что мы советуем? В первую очередь, конечно, использовать подходящий момент – так называемый teachable moment, когда человеку информация нужна. Вы оформляете ОСАГО или кредит пришли брать – вот в этот момент вы заинтересованы понять, что нужно знать, чтобы не попасть в неудобную ситуацию. Ипотеку ли нужно взять, депозит ли открыть – вы начинаете интересоваться. И вот здесь важно, чтобы у человека была простая, ясная, доступная, объективная информация. Потому что, с одной стороны, информации много, с другой стороны, финансовая организация, к сожалению, часто недоговаривает о важном. Независимый мониторинг выявил, что сотрудники и сайты финансовых организаций не всегда предоставляют необходимую информацию.

Мы сделали очередной выпуск лифлетов — маленьких брошюр по каждой ключевой финансовой услуге, где мы просто объясняем: что это такое, что делать, чтобы не попасть в ловушку, и как быть, если проблема уже возникла? Несколько миллионов таких брошюр мы отправили в регионы, они есть и у нас на сайте. Конечно, мы стараемся зайти в банки, чтобы эти брошюры были и в банках на доступном месте, чтобы люди могли ими пользоваться. Но, к сожалению, маркетинговые стратегии кредитных организаций не всегда позволяют это реализовать. Хотя уже есть примеры, когда банки берут наши материалы.

Все материалы Finversia-TV

— А есть ли какие-то идеи относительно того, чтобы просветить самих сотрудников финансовых организаций, проводить для них какие-то мероприятия и семинары?

— Мы уже небольшое количество, около тысячи, тьюторов-сотрудников банков обучили в рамках программ подготовки консультантов-методистов проекта Минфина. Они участвуют у нас в детских и во взрослых неделях финансовой грамотности. Для них весь вопрос в том, как посмотреть на услуги со стороны потребителя. Да, они финансово и так более или менее грамотны, по крайней мере, грамотнее, чем обычные граждане. Но часто не знают, как донести информацию. Они нам говорят после обучения: «Мы теперь по-другому стали объяснять». Но я согласна, нужно больше такой работы. Всё-таки, те люди, которых мы обучаем – это не фронт-персонал, не те сотрудники, которые каждый день разговаривают с обычными бабушками и дедушками. Мы все бываем в финансовых организациях и слышим, что там говорят. Сама часто в банке слышу, как не совсем правильно объясняют суть продукта или не дают информацию о нём, а просто рекламируют. Конечно, важно, как банки оценивают работу своих сотрудников. От них зачастую требуется за очень короткое время продать услугу, а не объяснить, как ей пользоваться. Внутренняя банковская перестройка тоже нужна.

Мы собираемся продолжить эту работу в рамках реализации Стратегии повышения финансовой грамотности в Российской Федерации на 2017-2023 годы, которую в сентябре прошлого года утвердило Правительство. Мы активно сейчас ей занимаемся, идёт первый этап работы над Стратегией. Кросс-секторному партнёрству с финансовыми организациями, с частным сектором, там уделено очень большое внимание. Мы хотим создать специальную рабочую группу вместе с финансовыми организациями, обсуждать с ними, что возможно предпринять. Хотя позитивный опыт у нас уже есть. В каждой неделе, и детской, и взрослой, у нас более двадцати финансовых организаций – крупнейшие банки, страховые компании, пенсионные фонды – активно участвуют. Кто-то проводит занятия, экскурсии, кто-то выпускает брошюры. Я очень люблю такой пример – газета для пенсионеров, которую издали наши партнеры. Это была не реклама конкретной платёжной системы, а просто информация о том, как пользоваться банковской картой. И действительно, пенсионеры активно газету читали, и, конечно, становились гораздо более защищёнными после этого. Понимали, что можно делать с картой, чего нельзя делать.

Понятно, что роль частного сектора – это бизнес, наша роль – это финансовое просвещение, но они где-то пересекаются.

— Какие требования вы предъявляете к партнёрам, как вы их отбираете и что должно быть, а чего не должно быть в их практике работы?

— Первое требование – любые просветительские мероприятия, которые мы проводим, не должны содержать рекламы конкретных продуктов и услуг. Для маркетинга у наших партнёров есть много других замечательных возможностей. Да, в каких-то ситуациях вы не можете рассказывать о финансах, не упомянув, что это за продукт. Но не должно быть рекламы именно своего продукта, своей организации, не должно быть вот этого продвижения. И организации, тьюторы, которые проводят эти мероприятия, подписывают специальные соглашения. Это первое условие.

Второе – мы смотрим в целом на репутацию финансовой организации, и бывали случаи, когда мы отказывали. Потому что если организация ведёт недобросовестную финансовую практику, но при этом хочет заниматься финансовой грамотностью, то мы всегда советуем: «Давайте вы сначала измените свою практику по отношению к потребителю, будете его информировать правильно, права его перестанете нарушать, и тогда мы вернёмся к этому вопросу». Но в то же время мы всегда стараемся найти компромисс. У нас пока что нет идеальных финансовых организаций на рынке. Рынок новый, молодой, во многих секторах сейчас идёт процесс «очистки». Но когда финансовая организация начинает заниматься этими вопросами – вопросами финансовой грамотности, мы видим, что меняются и подходы. Например, мы делали специальный круглый стол с КОНФОП (Международной конфедерацией обществ потребителей), где представляли результаты мониторинга деятельности страховых компаний. Оказалось, что у ряда страховых компаний до сих пор действуют дискриминационные условия по отношению, например, к беременным женщинам. С одной стороны, у нас Правительство и президент говорят о том, что должна быть поддержка и жильём, и ипотекой, чтобы больше было семей и больше детей. С другой стороны, мы столкнулись с тем, что в нарушение Конституции, в нарушение законодательства такие дискриминационные меры принимаются. Мы провели круглый стол, пригласили представителей страховой отрасли, их ассоциацию, обсудили проблему. Они как раз начинали в то время заниматься вопросами финансовой грамотности. Сейчас они разрабатывают изменения, чтобы в общих правилах, в документах не было дискриминационных положений, чтобы всё-таки у женщин не возникало подобных проблем.

— Вы говорите о страховых компаниях?

— Да, я имею в виду страхование, которое является сопутствующим продуктом, когда берётся ипотечный кредит. Конечно, есть много других примеров. Когда банк, например, начинает заниматься финансовой грамотностью, все остальные процессы у себя он тоже немножко по-другому ведёт. Мы видим интересный пример у того же Сбербанка и других наших партнёров. Они в своих корпоративных университетах уже сами проводят занятия для сотрудников, для детей сотрудников. Есть очень много интересных инициатив. Наша задача – помочь им. Где-то им не хватает методик. К нам обращаются, например, спрашивают, как работать с детскими домами. Потому что у кого-то благотворительные программы собственные есть, но одно дело – дарить подарки (которых в Москве и рядом с Москвой в детских домах уже полно), другое дело – дать важные жизненные умения. Банковские специалисты могут это сделать, могут помочь. Но они не знают, как разговаривать с детьми, какие форматы, какие учебные пособия, игры использовать. Мы помогаем в этом. Есть много таких примеров сотрудничества.

Московская биржа планирует в сентябре провести очередной открытый фестиваль, мы тоже с удовольствием предоставим экспертов, игры, материалы. Инвестиционные продукты – они более сложные. Первые этапы нашей работы были направлены на базовые финансовые знания. Мы объяснили человеку, как вести бюджет, как немножечко сберегать, а дальше уже возникает вопрос: «А куда потом? А что мне с этим делать? Во что инвестировать?». И, конечно, здесь нам самим не хватает экспертного слоя – практиков, и мы с удовольствием также приглашаем ту же Московскую биржу, чтобы они провели семинары, вебинары, обучили наших тьюторов, методистов, педагогов, чтобы те уже могли более уверенно говорить про инвестиционное участие, а не только про какие-то базовые вещи – ведение бюджета и сбережения.

— Если я правильно поняла, проект по повышению финансовой грамотности немножко дрейфует в сторону культуры инвестирования?

— Он не то чтобы дрейфует, просто фундамент дополняется новыми направлениями и новыми компонентами. Для тех, кто уже обучился, кто чуть более продвинут, появляется больше возможностей. И мы должны что-то им предложить. Например, не случайно в прошлом году Минфин России начал специальный выпуск облигаций федерального займа для населения (ОФЗ-н). В Минфине понимают, что люди без опыта инвестирования либо хранят деньги под подушкой, либо сразу вкладывают их в самые рискованные и даже мошеннические инвестиции, свои последние деньги теряют. Нет культуры постепенного перехода от консервативных инвестиций к чуть более рискованным и так далее. Понимание соотношения риска и доходности – это один из ключевых KPI, индикаторов финансовой грамотности и в мире, и у нас, во всех наших исследованиях. И также это один из индикаторов оценки нашего проекта – насколько люди понимают, что более доходные инвестиции являются более рискованными. Потому что часто путают понятия надёжности и доходности. Исследование НАФИ показывает, что люди думают: те, у кого высокая доходность, — это надёжные финансовые организации и продукты. Если они могут себе такую высокую доходность позволить – значит, они надёжные. Вот такая логика. Естественно, мы должны этим заниматься. В нынешней социально-экономической и политической ситуации это, конечно же, способствует большему включению внутреннего инвестиционного ресурса для развития страны. Взять хотя бы ОФЗ… Даже три года для наших граждан – это и то очень длинный горизонт планирования.

Конечно, когда мы говорим про инвестиции – мы не имеем в виду рискованные их виды, профессиональную игру. Наша задача – чтобы люди научились планировать, чтобы инвестиционный ресурс населения работал на самих людей и на экономику.

— Как вы планируете измерять эффективность реализации национальной стратегии и проекта по повышению финансовой грамотности?

— Мы уже очень активно измеряем эффективность проекта с самого его начала. У нас есть так называемые конечные показатели – это качественные показатели. Один из них я привела в пример – насколько изменится понимание людьми соотношения риска/доходности. Есть ещё несколько качественных показателей. Это очень трудная задача, сразу скажу, потому что есть много других факторов. Например, такой показатель, как появление у людей большего объёма сбережений, мы не можем взять напрямую для оценки проекта. Экономическая ситуация меняется, и люди, может быть, сберегают меньше, затем она улучшается, и начинают сберегать больше. Это не совсем связано с работой проекта повышения финансовой грамотности. Мы стараемся найти качественные индикаторы, которые менее волатильны. Измерения в рамках всероссийских исследований финансовой грамотности мы проводим каждые два года. Смотрим, как меняются показатели в целом по стране и в наших пилотных регионах, где идёт целенаправленная работа. И мы видим, что в пилотных регионах (первые из них включились ещё в 2011 году – это Волгоградская и Калининградская область) идёт устойчивый рост несмотря на то, что вся страна, бывает, чуть «проваливается» по результатам, бывает – чуть возрастает. На пилотные регионы это не распространяется.

— Рост каких именно индикаторов?

— Один я уже назвала – это понимание соотношения риска и доходности. Второе – это знание, как и где защитить свои права потребителя финансовых услуг. Это тоже очень важный критерий, потому что сейчас люди часто: а) не знают, что их права как потребителя финансовых услуг нарушены; б) не знают, куда обращаться. Часто путают, например, Центральный Банк и Сбербанк.

Ещё есть группа индикаторов, связанных с пониманием необходимости иметь «подушку» сбережений. Это не про долгосрочные инвестиции, а про резерв в объёме трёх ежемесячных доходов на случай каких-то непредвиденных ситуаций. Чтобы выяснить, понимает ли человек важность такой «подушки», ему задаются косвенные вопросы. Потому что можно же просто сказать: «Да, да, я всё понимаю». Используются специальные социологические методики.

Перечисленные мной показатели в пилотных регионах улучшаются. После Волгоградской и Калининградской области к проекту подключились ещё семь регионов. И мы скоро будем измерять, какой у них прогресс. Это не всегда самые экономически развитые, богатые регионы. Например, Москва не входит в пилот.

Часть индикаторов, по которым оценивается эффективность реализации проекта, мы взяли и в Стратегию. Базовое исследование проведено, затем мы каждый год вместе с Центральным Банком будем измерять и оценивать изменения (ЦБ отвечает за это в рамках нашей Стратегии). Нужно сказать, что это большая редкость. Я общалась с коллегами из других стран, которые уже не первую национальную стратегию реализуют. Все стараются избегать конкретных цифр, не брать на себя ответственность за уровень финансовой грамотности населения, потому что в этом отношении очень много разных факторов играют роль. Но мы решили, что всё-таки необходимо взять такую ответственность, поставить чёткие цели и двигаться к ним.

Конечно, кроме качественных показателей – что изменится в финансовом поведении людей, насколько они будут стремиться создавать своё собственное финансовое благополучие – есть ещё и количественные показатели – сколько учителей будет обучено, сколько учебных пособий, ресурсов создано, сколько будет просмотров сайтов. Но это всё ради того, чтобы изменилось качество, а не просто процесс ради процесса и количество ради количества.

— Могли бы вы привести в пример конкретные показатели – к чему конкретно планируется прийти по тем или иным индикаторам?

— Показатели по национальной Стратегии мы ещё не утвердили, они будут утверждены на межведомственной комиссии, мы их сейчас как раз обсуждаем с Центральным Банком. Поэтому, наверное, не буду забегать вперёд. Обязательно потом об этом скажем, и это всё будут публичные данные. По нашему проекту эти данные тоже публичные, мы ставим целью увеличение того или иного индикатора всего на несколько процентов – например, с 60 до 69. Каждый шаг, каждую итерацию идёт изменение на несколько процентов – где-то на 10%, где-то на 5%.

— За какой период?

— Шаг составляет два года. Кажется, что такое изменение – незначительное. Но если представить в масштабах населения, то это очень большое движение вперёд. Конечно, мы все понимаем, что наш проект, который идёт уже несколько лет, он скорее сознаёт основу. Мы создаём инструменты, обучаем новые кадры, создаём учебные пособия, сайты, создаём потенциал. И затем, в рамках национальной Стратегии, переносим всё это на всероссийский масштаб. Потому что, хотя во всероссийских неделях у нас участвует вся страна, в рамках одного проекта всю страну задействовать и обучить невозможно. Почему, собственно, понадобилась национальная Стратегия? Ведь Минфин давно и успешно ведёт проект. Чтобы объединить всех стейкхолдеров. В рамках стратегии мы уже объединяем усилия с Центральным банком, который тоже активно работает в этой сфере, с двумя нашими образовательными министерствами, с пенсионными фондами и другими организациями, с частным сектором. Это работа в долгую. И ожидать, что за один день всё изменится, и на следующее утро вдруг проснутся другие, финансово грамотные граждане, не стоит.

Очень много стереотипов у людей… Говорят, например: «А зачем меня обучать, у меня мало денег? Вот будут деньги – тогда будете меня обучать финансовой грамотности». Но при этом человек берёт дорогой кредит, или он не знает о каких-то своих льготах, или он какие-то другие финансовые решения принимает неэффективные, залезает в долги. Для такого человека как раз гораздо важнее и нужнее финансовая грамотность, чем для того, у кого уже есть какой-то капитал и есть, может быть, советники, которых он нанимает, и другие специалисты. То есть немножечко перевёрнутое восприятие. Конечно, нужны годы, чтобы оно изменилось. Это трудно. Поэтому здесь мы ставим задачу «скорой помощи»: хотя бы помочь избежать ключевых проблем. Например, объяснить, что не нужно брать кредит, если нет уверенности, что получится его вернуть. Часто кредит не нужен, его берут на новые айфоны, а потом не хватает на жизненно необходимые продукты. И так далее.

Следующая задача – чуть более сложная, на перспективу – планирование сбережений, инвестирование. Мы двигаемся шаг за шагом. С детьми, конечно, проще. У нас есть надежда на молодое поколение. Мы видим, что у ребят другое отношение… На встрече в «Орлёнке» я общалась с детьми десяти-четырнадцати лет, многие из них уже где-то подрабатывают летом, многие откладывают деньги – и карманные, и заработанные. Они знают, как обращаться с финансовыми инструментами. Конечно, их многому нужно ещё учить. Но у них уже более сознательный подход к финансам, чем у их родителей.

— Последнее исследование НАФИ показало, что финансовая грамотность у подростков на высоком уровне, а вот цифровая грамотность хромает. В частности, они чрезвычайно открыты в интернете, не боятся опубликовать в соцсетях фото своей банковской карточки и даже её оборотной стороны…

— Абсолютно согласна. Цифровая грамотность делится на несколько компонентов. Они знают, как пользоваться цифровыми услугами, как покупать в интернете, открывать электронные кошельки и т.д., и со всем этим легко справляются. Легче, чем их родители, бабушки, дедушки. Но они привыкли жить в открытом обществе, где всё онлайн, всё прозрачно. Действительно, исследование ОЭСР уровня финансовой грамотности – PISA – показывает, что понимания безопасности в интернете современным подросткам не хватает. Конечно, одна из наших задач – подкрепить их цифровую грамотность, подкрепить их умения вот этим пониманием, что не всё нужно выкладывать в интернет. Мы сейчас думаем над тем, как внедрить эту тематику в учебный курс, через какие форматы это доносить. Специально проводили несколько всероссийских педагогических советов, где объясняли педагогам, что это важно. Наверно, это требует даже на федеральном уровне отдельной работы.

— Ещё одной программы?

— Нет, не программы. Необходимо понять, как это включить в содержание образовательных программ, как сделать акцент на этом. Конечно, родители должны помогать. А где-то, может быть, и подростки – лидеры мнений, блогеры. Мы стараемся привлекать их, ведь они часто являются для подростков большими авторитетами, чем родители и педагоги.